По комсомольской путевке


 

Поездки за рубеж были наградой. И награда эта распределялась через комсомольские организации.

В центральном районе города обнаружилась странная статистика. На сорок тысяч комсомольцев в год выделяли всего двадцать путевок, а по результатам года выезжавших оказывалось более четырехсот.

Заинтересовали эти цифры нового второго секретаря. Второй секретарь — это второй человек в районной комсомольской организации, к тому же за идеологическую работу отвечающий. Решил он правильную идеологию выработать, в вопросе этом разобраться. Кто получает путевки за рубеж, кто решение об этом принимает, как на это решение повлиять можно…

— Все, что свыше двадцати, — разъяснили ему в обкоме, — это горящие путевки. Если вдруг кто-то из сельских районов отказывается, то путевки экстренно перераспределяются в город. Отчего твой район даже выигрывает и получает значительно больше остальных, как центральный и самый крупный.

Но не все так просто. Причина, конечно же, была в другом.

На учете в центральном райкоме — почти все вузы города. А вузы — это студенты. Студенты — это чьи-то дети. Например, дети тех же партийных функционеров. Получить путевку по общим правилам сложно, почти невозможно, статистику можно посчитать, поделив двадцать выделенных путевок на сорок тысяч комсомольцев в районе. А кому, как не детям сильных мира сего, их друзьям и знакомым, за рубеж на отдых ездить! Вот соотношение и было двадцать к четыремстам. Двадцать — по-комсомольски, а четыреста — слева, ≪белая кость≫.

Опасное дело задумал секретарь. Дураком прикинулся. Взял да и разослал по всем комсомольским организациям района перечень путевок и предложил заявки подать. Есть, к примеру, в райкоме одна путевка в какую-то страну, а заявок сорок. Все хотят путешествовать. Создал очередь. Очередь в то время — обычное дело. Утвердил эту очередь на бюро райкома, да еще и решение протащил, что он сам, единолично, не имеет права характеристики подписывать. Только по решению бюро. Расчет на то, что без этой бумажки никто, даже первый секретарь обкома партии не сможет отправить туриста за рубеж.

С системой можно бороться только системой. Идут в райком ходоки, звонят сильные мира сего, а секретарь руками разводит.

— Ничего не могу сделать без бюро райкома.

А при наличии стольких заявок от комсомольских организаций коллегиальный орган вряд ли даст характеристику человеку со стороны.

В обком его пригласили. Зашел он в кабинет заведующего бюро международного молодежного туризма ≪Спутник≫, человека, к которому поговорка прилипла: ≪волосы редки, зубы торчком, старый дурак с комсомольским значком≫.

Да, волосы были действительно редковаты, но дураком-то он не был.

Перед далеко не комсомольского возраста функционером большая такая таблица. Придет к нему правильный человек, заведующий сотрет что-то резинкой, а нужную фамилию карандашом аккуратно впишет. И все, поехал человек за рубеж. Вернее, раньше поехал бы. А сейчас не поехал: характеристику в райкоме получить не может.

— Посмотри на меня, — гладя рукой лысину, говорит главный турист, — ты что думаешь, я здесь в моем возрасте ради идеи сижу? Дураком не прикидывайся, ты всем здесь мешаешь. Как я могу секретарю обкома партии объяснить, что ты характеристику его дочери не подписываешь? Найдем на тебя управу!

Но если быть дураком и от этого не отходить, очень эффективная система получается. По крайней мере, идеологически правильная.

— Да я бы рад, но не могу, лишил меня права коллегиальный орган, — бубнит секретарь.

Как ни странно, но это противостояние продолжалось не один год. Райком стал получать путевок в десятки раз больше, так что идеологическая работа в районе наладилась.

Комсомольцы ездили за рубеж, смотрели, как там живут трудящиеся и прочие люди, привозили оттуда джинсы, продавали их, полностью окупая затраты на путевку, или гордо щеголяли в этой самой престижной в те времена одеже стоимостью в пять-шесть их месячных стипендии и были от этого безумно счастливы.

Много ли нищему надо?

К изобретенной системе постепенно привыкли, а кое-кто еще пользоваться этим научился.

Звонит радостный коллега из соседнего райкома, спасибо говорит.

— За что спасибо? — удивляется секретарь.

— Путевка понадобилась, звоню в ≪Спутник≫, — мужики, путевка в Югославию нужна позарез.

— Невозможно, — говорят, — группа сформирована. Списки утверждены уже и в КГБ на проверку отправлены. Никак нельзя!

— Как хотите, но не найдете путевки, буду с вами так же, как соседи работать… очередь официальную сформирую…, характеристики начну коллегиально утверждать, — и трубочку положил.

Не прошло и десяти минут, как раздался звонок.

— Слушай, тут случайно от двух путевок люди отказались, оформляйте быстрее и пусть едут твои люди с богом.

У каждого своя система… Идеологическая.

Реклама
%d такие блоггеры, как: